metrika
Великие Тайны Библии

Жестокость Ветхого Завета

Когда читаешь Ветхий Завет, особенно Второзаконие и Иисуса Навина, задаешься дерзким вопросом: неужели с позволения Творца всего сущего, Господа Бога могли совершаться такие страшные по своей жестокости деяния?

Вот только некоторые примеры зверства израильтян, описанные в книгах Ветхого Завета. Впервые же непонятную и бессмысленную жестокость Бог демонстрирует в Египте. Исчерпав все чудеса, с помощью которых Он пытается принудить фараона отпустить евреев из Египта, Бог приводит последний довод:

«В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской, от первенца фараона, сидевшего на престоле своем, до первенца узника, находившегося в темнице, и все первородное из скота» (Исх. 12: 29). Неужели Всесильный Бог не мог просто-напросто внушить фараону, чтобы тот позволил израильтянам покинуть пределы его государства? Или же найти какой-нибудь другой аргумент, который был бы достаточно веским, но обошелся бы без жертв?

Но еще большую, трудно укладывающуюся в человеческое сознание, кровожадность и жестокосердие проявляет избранный Богом народ в последующих книгах Ветхого Завета. И, опять же, по прямому указанию или благословению Бога.

«Итак, убейте всех детей мужеского пола, и всех женщин, познавших мужа на мужеском ложе, убейте; а всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя» (Числ. 31: 17–18).

Вот так распорядился Моисей поступить с пленными мадианитянами. И сделал он это, чтобы угодить Богу.

«…Порази жителей того города остриём меча, предай заклятию его и всё, что в нём, и скот его порази остриём меча. Всю же добычу его собери на средину площади его и сожги огнём город и всю добычу его во всесожжение Господу, Богу твоему; и да будет он вечно в развалинах, никогда вновь не должно созидать его» (Втор. 13: 12–16).

Что же могло вызвать такой беспощадный гнев Господа в отношении населения города? Оказывается, появление в нем нескольких человек, которые будут исповедовать другую религию, поклоняться иным богам.

А теперь вспомним книгу Бытие, в которой описывается явление Аврааму трех ангелов, которые должны были уничтожить Содом и Гоморру. И тот разговор, который вел Авраам с Господом.

i_016.jpg

Плач по умершим египетским первенцам. Художник Ч.С. Пирс. 1877 г.

«И подошел Авраам, и сказал: неужели Ты погубишь праведного с нечестивым? Может быть, есть в этом городе пятьдесят праведников? Неужели ты погубишь, и не пощадишь места сего ради пятидесяти праведников в нем?.. Господь сказал: Если я найду в городе Содоме пятьдесят праведников, то я ради них пощажу все место сие. Авраам сказал в ответ: вот, я решился говорить Владыке, я, прах и пепел: может быть, до пятидесяти праведников не дотянет пяти, неужели за недостатком пяти ты истребишь весь город? Он сказал: не истреблю, если найду там сорок пять. Авраам продолжал говорить с Ним, и сказал: может быть, найдется там сорок? Он сказал: не сделаю того и ради сорока. И сказал Авраам: да не прогневается Владыка, что я буду говорить: может быть, найдется там тридцать? Он сказал: не сделаю, если найдется там тридцать. Авраам сказал: вот, я решился говорить Владыке: может быть, найдется там двадцать? Он сказал: не истреблю ради двадцати. Авраам сказал: да не прогневается Владыка, что я скажу еще однажды: может быть, найдется там десять? Он сказал: не истреблю ради десяти» (Быт. 18: 23–24, 26–32).

Легко увидеть, сколь милосердным был Господь к жителям Содома, погрязших в грехах: даже ради десяти праведников Он обещал пощадить город. С мадианитянами же Моисей поступает совсем иначе, убивая всех из-за нескольких человек, молящихся иным богам.

А это уже уничтожение города Васана. «И поразили они его и сынов его, и весь народ его, так что ни одного не осталось живого, и овладели землею его…» (Числ. 21: 35)

Таких примеров во Второзаконии немало. «И истребишь все народы, которые Господь, Бог твой, дает тебе: да не пощадит их глаз твой» (Втор. 7: 16). «А в городах сих народов, которых Господь Бог твой дает тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души во владение, не оставляй в живых ни одной души, но предай их заклятию: Хеттеев и Аморреев, и Хананеев, и Ферезеев, и Евеев, и Иевусеев, и Гергессеев, как повелел тебе Господь Бог твой…» (Втор. 20: 16–17) Легко заметить, что исполняя волю Бога, израильтяне осуществляют настоящий геноцид по отношению к захваченным ими народам.

Особой жестокостью наполнена Книга Иисуса Навина. Вот какое побоище устроил Навин покоренного им Иерихона. «И предали заклятию все, что в городе, и мужей и жен, и молодых и старых, и волов, и овец, и ослов, все истребили мечом» (Нав. 6: 20).

Но на этом Иисус Навин не остановился. Он по-настоящему лютует, словно обезумев от крови и страданий человеческих. Продолжая захватывать города, он в то же время не перестает уничтожать их жителей:

«Когда Израильтяне перебили всех жителей Гая на поле, в пустыне, куда они преследовали их, и когда все они до последнего пали от острия меча, тогда все Израильтяне обратились к Гаю и поразили его острием меча. Падших в тот день мужей и жен, всех жителей Гая, было двенадцать тысяч. Иисус не опускал руки своей, которую простер с копьем, доколе не предал заклятию всех жителей Гая» (Нав. 8: 24–26).

«А всю добычу городов сих и скот разграбили сыны Израилевы себе; людей же всех перебили мечом, так что истребили (всех) их: не оставили ни одной души» (Нав. 11: 14).

Не меньшей жестокостью отличались и деяния, которые творились с согласия легендарного героя, талантливейшего полководца, мудрого государственного деятеля, философа и поэта Давида. Именно такими словами прославляют его толкователи Библии.

Вот только один эпизод его «мудрости и тонкой поэтической натуры»: «Через год, в то время когда цари выходят на войну, вывел Иоав войско и стал разорять землю Аммонитян, и пришел и осадил Равву. Давид же оставался в Иерусалиме. Иоав, завоевав Равву, разрушил ее. А народ, который был в нем, вывел и умерщвлял их пилами, железными молотилами и секирами. Так поступил Давид со всеми городами Аммонитян, и возвратился Давид и весь народ в Иерусалим» (1 Пар. 20: 1, 3).

Наверное, этих цитат достаточно, чтобы засвидетельствовать труднообъяснимую жестокость ветхозаветного Бога. Безусловно, вслед за этими цитатами возникает вполне логичный вопрос: чем объяснить такое неистовство Господа? Неужели христианский Бог Любви имеет что-то общее с мстительным богом Ветхого Завета?

Конечно, найти ответы на эти вопросы пытались многие видные деятели христианства: толкователи, философы, писатели. Наиболее же последовательно излагал свои взгляды на эту проблему христианский богослов и гностик Маркион, живший в I–II веках нашей эры. Он категорично отверг Ветхий Завет, считая, что тот рассказывает о немилосердном Боге. И хотя Церковь относится к его учению как к ереси, тем не менее немало христиан если и не отвергают Ветхий Завет, то относятся к нему с немалым подозрением. И причина этого – его жестокость. К тому же Ветхий Завет рассказывает не просто о жестокости отдельных людей, а приписывает ее самому Богу.

Христианские экзегеты Библии в качестве оправдания необходимости той поразительной жестокости, которая описывается в Ветхом Завете, приводят следующие доводы. Так, они говорят, что всех хананеян истребляли потому, что у них имело широкое распространение ритуальное жертвоприношение младенцев богу Баалу. Хотя и еврейский Бог в книге Бытие потребовал от Авраама, чтобы тот в качестве доказательства своей преданности тоже принес в жертву своего первенца. Парадокс?

Поэтому можно предположить, что, скорее всего, не гибель младенцев волновала евреев, поскольку это были дети их врагов. Надо думать, что их беспокоило совсем другое. Дело в том, что Израиль находился в окружении народов, у которых были свои боги и свои традиции. И, чтобы не потеряться среди этих народов, чтобы сохранить веру в единого Бога и свою религию, израильтяне и уничтожали население покоренных ими городов. В том числе и детей, потому что они все равно оставались носителями чуждой веры.

Для объяснения жестокости израильтян в отношении покоренных городов и стран толкователи Библии называют также особую психологию людей, живших в ту далекую эпоху. Тогда, считают экзегеты, последователи Единого Бога, чтобы убедить окрестные народы в Его силе, и проявляли такую невероятную жестокость. Потому что именно ее уважали и ей подчинялись. Причем не только в ветхозаветные времена, но и значительно позже.

Кроме того, говоря о жестокости израильтян, надо иметь в виду, что она опиралась и подкреплялась законами, которые Бог продиктовал Моисею. Любое их нарушение жестоко каралось. Особенно если оно касалось чего-то «заклятого». А это слово означало «что-то», полностью и навсегда отданное Богу. То есть оно, это «что-то», являлось жертвой Всевышнему. Ею могли быть, например, участок земли или животное. Такими же жертвами являлись и захваченные города.

И израильтяне хорошо знали и помнили, что все завоеванное они должны жертвовать Богу. Ни один предмет из захваченного города не мог остаться у победителей. Это же касалось и людей, и означало, что городское население обрекалось на тотальное истребление.

Очень хорошо иллюстрирует этот запрет и его силу история, рассказанная в 7 главе книги Иисуса Навина. В ней идет речь о человеке по имени Ахан, который припрятал для себя часть захваченной в Иерихоне добычи: «Одну прекрасную Сеннаарскую одежду и двести сиклей серебра и слиток золота весом в пятьдесят сиклей». И в этом преступлении он сам и сознался.

И вот какое наказание последовало за этот проступок. «Иисус и все Израильтяне с ним взяли Ахана, сына Зарина, и серебро, и одежду, и слиток золота, и сыновей его и дочерей его, и волов его и ослов его, и овец его и шатер его, и все, что у него было, и вывели их на долину Ахор. И сказал Иисус: за то, что ты навел на нас беду, Господь на тебя наводит беду в день сей. И побили его все Израильтяне камнями, и сожгли их огнем, и наметали на них камни. И набросали на него большую груду камней, которая уцелела и до сего дня. После сего утихла ярость гнева Господня» (Нав. 7: 24–26). И в этой казни Ахана и его семейства приняли участие все израильтяне. Потому что Бог настаивал на том, чтобы они все очистились от греха пред Его именем таким образом.

scroll