metrika
Великие Тайны Библии

Загадки жертвоприношения Исаака

Библейскому патриарху Аврааму исполнилось уже сто лет, когда его жена Сарра, как и обетовал ей Бог, родила сына, которого назвали Исааком, что значит «дитя смеха». Имя же это новорожденный получил потому, что, когда Господь предсказал появление у Сарры сына, она рассмеялась.

Когда Исаак подрос, явился к Аврааму Ангел и сказал: «…Возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа, и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой я скажу тебе.

Авраам встал рано утром, оседлал осла своего, взял с собою двоих из отроков своих и Исаака, сына своего; наколол дров для всесожжения, и встав пошел на место, о котором сказал ему Бог.

На третий день Авраам возвел очи свои, и увидел то место издалека. И сказал Авраам отрокам своим: останьтесь вы здесь с ослом, а я и сын пойдем туда и поклонимся, и возвратимся к вам.

И взял Авраам дрова для всесожжения, и возложил на Исаака, сына своего; взял в руки огонь и нож, и пошли оба вместе.

И начал Исаак говорить Аврааму, отцу своему, и сказал: отец мой! Он отвечал: вот я, сын мой. Он сказал: вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения?

Авраам сказал: Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой. И шли далее оба вместе. И пришли на место, о котором сказал ему Бог; и устроил там Авраам жертвенник, разложил дрова и, связав сына своего Исаака, положил его на жертвенник поверх дров.

И простер Авраам руку свою и взял нож, чтобы заколоть сына своего. Но Ангел Господень воззвал к нему с неба и сказал: Авраам! Авраам! Он сказал: вот я.

Ангел сказал: не поднимай руки твоей на отрока и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня.

И возвел Авраам очи свои и увидел: и вот, позади овен, запутавшийся в чаще рогами своими. Авраам пошел, взял овна и принес его во всесожжение вместо Исаака, сына своего» (Быт. 22: 2—13).

Несомненно, изложенная выше история у христианина, как, впрочем, и у иудея, и у мусульманина, вызывает немало вопросов. И главный из них: как Бог мог заставить Авраама пойти на убийство собственного и единственного сына?

i_027.jpg

Жертвоприношение Исаака. Художник Караваджо. 1594–1596 гг.

Кроме того, у многих прочитавших эту историю возникает еще один вопрос: сколько же лет было Исааку, если он так безропотно пошел на заклание? Экзегеты по-разному определяют возраст Исаака: одни считают, что ему было 12 лет, другие – 25, третьи – 37. Однако большинство склоняются к версии, что Исааку было больше 25 лет.

Но тогда как же объяснить такую его «животную» покорность? Ведь он должен был догадываться о том, что его ждет впереди. Естественно, трудно представить себе молодого человека, который бы смиренно шел на смерть. Единственное предположение, которое в определенной степени может объяснить подобное поведение Исаака – его особое состояние психики. Отсюда вывод, что, возможно, Исаак находился под воздействием наркотических веществ. И в этом ничего странного нет, поскольку наркотики во времена патриархов порой использовались в различных целях.

О напряженности этой ситуации очень хорошо сказал Иоанн Златоуст в 48-й беседе на книгу Бытия. «Но кому здесь более удивляться и изумляться? Мужественному ли духу праотца, или покорности сына? Он не убежал, не огорчился поступком отца своего, но повиновался и покорился его намерению и как агнец безмолвно возлежал на жертвеннике, ожидая удара от руки отца. Когда все было уже приготовлено и не оставалось ничего более, то благий Господь, желая показать, что Он дал ему такое повеление не для действительного заклания сына, а для обнаружения всей добродетели праведника, являет наконец и собственное человеколюбие, увенчивая праведника за самое произволение, то есть самую решимость праотца принимая за действительно принесённую жертву».

А теперь вернемся к жертвоприношению. Итак: почему Авраам соглашается принести Богу своего единственного сына Исаака? Безусловно, Авраам понимал, что таким путем Бог испытывает его веру и преданность. К тому же, что весьма вероятно, к этому времени внутренний мир патриарха настолько преобразился, что Бог стал ему намного дороже собственного сына. И Авраам, чтобы доказать, что Бог для него превыше всего, что есть в этом мире, решает выполнить повеление Всевышнего. С другой стороны, многие толкователи считают, что Авраам был уверен, что Бог, возлюбивший его, не допустит смерти его сына Исаака.

Есть в этой ситуации еще один важный момент, который в определенной степени может объяснить изложенную выше историю с Исааком. Как известно, на протяжении всей Библии беспощадному обличению предается культ человеческих, особенно детских жертвоприношений, которые имели довольно широкое распространение у народов, в окружении которых жили израильтяне.

Конечно, об этом обычае знал и Авраам, так как ему приходилось бывать в разных местах, в том числе и там, где этот культ практиковался. Но такой странный и жестокий обычай не вписывался в нравственный мир Авраама, поскольку на его родине подобные ритуалы не проводились. И всё же у Авраама определенные причины предполагать, что его Бог тоже может потребовать человеческую жертву, наверное, были. И прежде всего потому, что во время теофании Бог назвал себя «Всемогущим».

К тому же нельзя отрицать и того факта, что в сознании Авраама еще присутствовали отголоски языческих культов, когда божествам подземного мира приносились человеческие жертвы. А это значит, что Авраам имел все основания думать, что открытое ему имя принадлежит владыке нижнего мира, который, согласно представлениям людей эпохи Авраама, вполне мог потребовать в жертву Исаака.

Но ведь человеческие жертвоприношения в Священном Писании приравниваются как минимум к убийству. Почему же тогда Бог повелевает Аврааму сделать столь ужасный, противоречащий Библии, поступок? Почему Господь, по сути, толкает Авраама на совершение греха? И почему Авраам соглашается совершить этот грех? В чем смысл этого повеления?

Ответить на все эти вопросы довольно сложно. Хотя дальше по контексту хорошо видно, что Бог и впрямь лишь испытывал Авраама и не желал смерти Исаака. Об этом говорит и эпилог этой истории: «Авраам пошел, взял овна и принес его во всесожжение вместо Исаака, сына своего» (Быт. 22: 13).

О предположительном смысле испытания Авраама пишет протоиерей Владимир Сорокин в статье «Жертвоприношение Исаака». «Но тогда встаёт вопрос: в чём смысл такого испытания? Ведь библейский автор однозначно оценивает всё происходящее именно как испытание, как проверку, устроенную Аврааму его Богом (Быт. 22: 1). И как понять одобрение Божие (Быт. 22: 16–17)? Конечно, Авраам, думая, что жертва нужна именно его Богу, готов был сделать всё, что от него потребуется, хотя ситуация должна была представляться ему совершенно абсурдной: ведь жертвоприношение Исаака должно было положить конец всему, что Бог обещал Аврааму. Но для чего нужна была Богу такая проверка, если ему совершенно очевидно, что человеческие жертвоприношения не нужны в принципе.

Возможный ответ на этот вопрос может дать нам особенность ветхозаветного языка, проявляющаяся в том, что библейские авторы не различают таких понятий, как воля Бога и Его попущение, то есть то, чего Бог не хочет и что не входит в Его планы, но чему Он всё же позволяет происходить, уважая свободу человека и других сотворённых Им духовных существ.

Вернее было бы сказать, что сами-то понятия они различают, но специальной богословской терминологии для их описания в Библии нет, что и неудивительно: ведь Библия – не богословский трактат. Но в таком случае не все действия, приписываемые Богу, могут исходить непосредственно от Него. Чему-то или кому-то Он может просто не мешать, до времени не вмешиваясь в ситуацию, как, возможно, и произошло в случае с Авраамом. Авраам, очевидно, принимает чей-то чужой голос за голос своего Бога, а Бог не вмешивается в ситуацию. Как правило, в таких случаях речь идёт об испытании, которое позволяет проходящему его понять нечто принципиально важное, иногда не только для себя, но и для тех, кто оказался рядом».

Многие толкователи Библии жертвоприношение Исаака объясняют заменой принесения в жертву Богу людей жертвоприношениями животных. Это подтверждается эпизодом, когда вместо Исаака жертвуется овен. Кроме того, в этой истории также очень наглядно показано отрицание языческого ритуала принесения детей в жертву богам.

В свою очередь, еврейские экзегеты рассматривают согласие Авраама на принесение в жертву Исаака как неоспоримый аргумент в пользу религиозного принципа, в соответствии с которым истинно верующий человек должен быть готов к любым жертвам, чтобы доказать свою преданность и покорность Богу.

По-своему подходят к данной истории философы. Например, знаменитый немецкий философ Иммануил Кант считал, что Авраам на приказ принести в жертву своего сына должен был дать Богу следующий ответ: «Я уверен, что не должен убивать моего доброго сына. А вот в том, что ты, явившийся мне, действительно Бог, я не уверен, и не могу быть уверен».

Кроме того, Кант считает, что Авраам, вероятно, мог засомневаться, что услышанный им голос принадлежит именно Богу, поскольку Бог, возлюбивший его, вряд ли толкнул бы на убийство собственного чада.

Да и любое, идущее вразрез с нравственным законом, приказание, согласно Канту, не может принадлежать Богу, то есть высшему моральному существу.

Датский философ и писатель Сёрен Кьеркегор, посвятивший трактовке этой истории книгу «Страх и трепет», также вслед за Кантом считает, что с позиций нравственности жертвоприношение Авраамом своего сына Богу можно было бы считать убийством. Но Авраам, по Кьеркегору, «перешагивает через всё этическое, и вне его он обретает более высокую цель, в отношении к которой он и устраняет этическое»…

В истории жертвоприношения Исаака есть еще один загадочный момент: это местонахождение земли Мориа. Где она располагалась, сказать сегодня никто не может. Однако, судя по некоторым историко-географическим материалам, она должна была находиться в центральных районах Иудейского нагорья. И, скорее всего, жертвоприношение совершалось неподалёку от современных городов Сиона и Иерусалима.

scroll