metrika
Великие Тайны Библии

Тайна свободы выбора или предопределенность?

Во все времена человек пытался разобраться: предопределены его поступки, каковы бы они ни были – плохими или хорошими, или он совершает их по своей воле. Эту дилемму человеческого бытия не обошла стороной и Библия. Причем авторы Священного Писания возвращаются к ней неоднократно.

Уже в самом начале Библии Бог дает человеку право выбора. Поселив «его в саду Едемском», Бог заповедовал человеку: «От всякого дерева в саду ты будешь есть; а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2: 17). Вероятно, Бог изначально допускал, что человек может нарушить запрет, поэтому и сделал это предупреждение.

Кроме книги Бытие в Библии имеется еще немало мест, в которых Бог говорит человеку о его праве выбрать жизнь или смерть, благословение или проклятие, то есть предлагает ему свободу выбора. Подтверждают этот тезис следующие цитаты.

Например: «Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил Я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30: 19). Или же: «Если же не угодно вам служить Господу, то изберите себе ныне, кому служить… а Я и дом мой будем служить Господу» (Нав. 24: 15).

Но имея свободу выбора, тем не менее человеку трудно принимать в той или иной ситуации правильное решение, поскольку воля человеческая после грехопадения находится во власти греха. А значит, свобода выбора оказывается под сильным влиянием внешних обстоятельств и внутренних побуждений.

Апостол Павел очень точно описывает проблему свободы выбора обычным человеком: «Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю. Если же делаю то, чего не хочу, то соглашаюсь с законом, что он добр, а потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех» (Рим. 7: 15–20).

Поэтому человеку, чтобы освободиться от власти греха, необходимо призывать на помощь Бога. «Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин. 8: 36). И «…если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8: 31–32).

i_015.jpg

История Иосифа. Византийский рельеф. XII в.

Не менее важное место в Библии занимает понятие предопределенности каждого человеческого шага: «Даже волос не может упасть с головы человека без воли Божьей». И еще: «Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» (Пс. 138: 16).

Эта же проблема присутствует и в ветхозаветной истории об Иосифе. Когда он открылся прибывшим в Египет своим братьям, а они, в свою очередь, узнали в нем того, кого продали в рабство, то Иосиф, чтобы успокоить их, сказал: «Но теперь не печальтесь, и не жалейте о том, что вы продали меня сюда; потому что Бог послал меня перед вами для сохранения вашей жизни… Итак не вы послали меня сюда, но Бог…» (Быт. 45: 5, 8)

Таким образом, если такой ход событий был изначально предопределен Богом, то разве братья Иосифа могли поступить иначе? Имели ли они возможность выбрать один из двух альтернативных вариантов: продавать Иосифа купцам или не продавать? Но если у них не было свободы выбора, то можно ли их обвинять в этом преступлении? Отсюда более общий вопрос: можно ли вообще винить человека за его явные и неявные грехи? Ведь если тот или иной поступок предначертан Богом, то как можно обвинять человека в осуществлении этого действия.

Впервые идею предопределенности рассмотрел Блаженный Августин, который считал, что в спасении человека его воля сама по себе почти никакой роли не играет, поскольку после грехопадения она у него вообще отсутствует. И спасение совершается благодаря исключительно божественной благодати.

Свою точку зрения на предопределение выдвинул и французский богослов и реформатор церкви Жан Кальвин (1509–1564), который считал, что человек бессилен что-либо изменить, поскольку Бог выше любого деяния человека. И святость человека обусловлена не свободой его выбора, а не поддающимся человеческому пониманию Господним избранием. Поэтому жизнь одних людей будет протекать в вечном блаженстве, а других – в постоянных жизненных муках. Иначе говоря, Бог готовит одним вечную жизнь, а другим – вечное проклятие. И поэтому человек, хоть и должен надеяться на спасение своей души, он обязан знать, что это спасение не зависит от его достоинств. А значит, человек не в силах ничего предпринять для своего спасения.

Однако, несмотря на то что позже учение Кальвина подвергалось многосторонней критике, фундаментальные принципы его учения сохранили свою актуальность до настоящего времени.

Очень емко и точно свою точку зрения на Божественное предначертание изложил известный средневековый христианский богослов Мартин Лютер: «Все, что сотворено Богом, единым Богом, и движимо, все приводится в действие Его всемогуществом. Ни одно существо не может избегнуть Его власти, никто не в силах ничего изменить. Самая воля наша зависит от Бога, и когда человек хочет того или другого, это значит, так угодно Богу… Поскольку человек получает освобождение только милостью воли Божьей, которая и заставляет тех, кому предначертано спастись, внутренне стремиться ко Христу, то это означает, что всем остальным спасение недоступно» (И. Гобри. Лютер. М.: Молодая гвардия, 2000).

Но коль в мире все предопределено, значит, у человека отсутствует всякая свобода выбора. С другой стороны, в Священном Писании утверждается, что каждый человек обладает правом выбора.

Разрешение этого парадокса является одной из серьезнейших проблем христианства и иудаизма, как, впрочем, и любой другой монотеистической религии. Но при этом следует заметить, что в любом случае свобода выбора человека является одним из краеугольных камней Священного Писания. Так, в книге Второзаконие (Втор. 11: 26–28) говорится: «Вот, я представляю вам сегодня благословение и проклятие: благословение, если вы послушаете заповедей Господа, Бога вашего, которые я заповедую вам сегодня, а проклятие, если не послушаете, и уклонитесь от пути, который заповедую вам сегодня…»

Иначе говоря, от того, какой мы сделаем выбор, так сложится не только наша жизнь, но и жизнь наших потомков. В таком случае: что же означает предопределенность? Как она согласуется со свободой выбора, которая дана человеку Господом?

Дать точные и исчерпывающие ответы на эти вопросы вряд ли возможно. Здесь уже вступают в свои права убеждения и вера.

Особая точка зрения на проблему предопределенности характерна для манихейства – религиозно-философского учения, когда-то имевшего широкое распространение на Востоке и Западе. Его сторонники считали, что власть над душами людей разделена между Богом и сатаной. Поэтому одни люди служат Богу, другие – дьяволу. И если в человеческой душе присутствует Бог, то для сатаны места в ней уже нет. А это, в свою очередь, значит, что человек будет стремиться делать только добро. Но если, напротив, в человеческой душе Бог отсутствует, в ней «поселяется» дьявол. И тогда человек будет тяготеть к совершению зла.

М. Лютер придал этому философскому учению очень наглядную аллегорию, в которой человек представлен жалким животным, которое слепо повинуется воле наездника. Если это животное оседлает Бог, то оно устремится к спасению, а если – дьявол, то в конце пути его ждет погибель. Следовательно, заключает Лютер, «не в человеческой воле избирать себе хозяина. Двое всадников сражаются друг с другом и спорят, кому владеть человеческими душами».

scroll