metrika
Люди в Истории России

Семен Хохряков (1915–1945)

Танкист, погибший в бою 17 апреля 1945 года под Берлином

i_102.jpg

Семен Васильевич Хохряков родился 18 (31) декабря 1915 года.

Участник боев с японскими захватчиками на реке Халхин-Гол в 1939 году.

Окончил в 1939 году Военно-политическое училище. В июне 1941 года – политрук.

До начала Великой Отечественной войны Семен Хохряков служил несколько лет в танковых частях. Но случилось так, что первый бой с врагом ему пришлось вести в пешем строю. У фашистов были танки, пушки, самолеты. Наши бойцы, защищавшие белорусский город Барановичи, имели лишь легкое оружие. Пятеро суток, несмотря на неравные силы, не отдавали советские воины город врагу. Так и не овладев Барановичами, немецкие войска обошли город стороной и двинулись дальше. Подразделение Хохрякова оказалось в окружении. Надо было выбираться к своим. Предстоял трудный многокилометровый путь по территории, захваченной фашистами.

Первое время продвигались круглосуточно. Потом идти решили только ночью. Днем люди спали. Впереди шли самые выносливые. Среди них – политрук Семен Хохряков. От ведущей группы зависел успешный выход в расположение наших войск. Пока бойцы отдыхали, надо было разведать маршрут, по которому предстояло пройти ночью, позаботиться о продуктах, перевязать раненых. Люди доверяли Хохрякову. Он обладал необыкновенной силой убеждения. Его слово доходило до сердца, ободряло, вдохновляло. Тревожный краткий привал для отдыха. Сыро в лесу. Горят костры. Вокруг них – усталые, сосредоточенные солдатские лица, Семен Хохряков обходит бойцов, подсаживается у костра.

– Знаю, – говорит он, – думаете, далеко ли проникли в глубь страны немцы, скоро ли найдем дорогу к своим. Все вместе обязательно вырвемся из окружения. Слабый духом не выберется и из неглубокой ямы, сильный и смелый пробьется с боем.

Хохряков обладал цепкой памятью. Он знал каждого бойца по имени и фамилии, знал о нем, как говорят, всю подноготную. Танкисты не просто уважали своего командира, они всегда видели в нем своего старшего товарища, друга. От Семена Васильевича трудно было что-то утаить, скрыть. Заметил, что танкист захандрил, приуныл, отдаляется от товарищей – тотчас спешит на помощь.

Внимательно слушают бойцы своего командира. Слова его, как доброе семя: брось в землю – обязательно взойдет. Светлеют лица. Да, с таким командиром не пропадешь… И на двенадцатый день они вышли к своим.

Действующая армия. Калининский фронт. Ожесточенные бои. Накапливается опыт ведения танковых боев. Постепенно Семен Хохряков становится первоклассным танкистом.

В ходе войны Хохряков – комиссар, затем заместитель командира танкового батальона по политчасти на Западном и Калининском фронтах.

В мае 1942 года во время наступления в районе Велижа Семена Васильевича ранило в ногу и плечо. Госпиталь в Москве. Раны заживают медленно. Врачи долго не позволяют встать с постели. А вести с фронта неутешительные. И Хохряков решается на крайность. Не добившись от врачей выписки, он договаривается с друзьями и с их помощью самовольно покидает госпиталь. Фронтовая обстановка, по его мнению, – лучшее лекарство.

В своей вышедшей из окружения с боями части Хохряков сражался до мая 1943 года. Затем после учебы в Высшей офицерской бронетанковой школе был направлен на 1‑й Украинский фронт, где стал во главе танкового батальона 54‑й гвардейской танковой бригады 3‑й гвардейской танковой армии.

Невиданное наступление наших войск по всему фронту в 1944 году. Враги пытаются приостановить стремительное движение вперед советских частей. На отдельных участках фронта противник сосредоточивает большое количество техники. Бои здесь особенно жестокие. И именно на этих участках воюет Семен Хохряков.

Танковый батальон Хохрякова освобождал города Старо-Константинов и Проскуров. Под Старо-Константиновом батальон Хохрякова, в котором оставалось четыре танка, победил в бою с 25 танками противника, из которых экипаж Хохрякова уничтожил три танка.

Пополнившись новыми машинами, батальон Хохрякова с боями шел вперед. Он настигал отступавших фашистов. Батальону представлялись случаи одерживать легкие победы над мелкими вражескими группами. Но Хохряков постоянно помнил, что в задачу передового отряда входит облегчение действий главных сил и поэтому в мелкие бои ему ввязываться нецелесообразно.

В составе армии Рыбалко под Проскурово батальон Хохрякова, состоявший из семи танков с приданной ему ротой автоматчиков, принял бой против 40 танков и батальона пехоты противника. Танки Хохрякова взяли под контроль один из участков важной проездной магистрали. Фашисты переполошились. Они рассчитывали почти беспрепятственно дойти до водного рубежа, уничтожив стоящее на этом участке советское подразделение. И вдруг, откуда ни возьмись, появились семь русских танков. Сдерживая продвижение фашистов, танки давали нашей пехоте возможность переправиться через речку и отойти в район сосредоточения наших войск, откуда должен был начаться новый этап наступления.

Вот здесь он шел. Окопов три ряда.
Цепь волчьих ям с дубовою щетиной.
Вот след, где он попятился, когда
Ему взорвали гусеницы миной.
Но под рукою не было врача,
И он привстал, от хромоты страдая,
Разбитое железо волоча,
На раненую ногу припадая,
Вот здесь он, всё ломая как таран,
Кругами полз по собственному следу
И рухнул, обессилевший от ран,
Купив пехоте трудную победу.

Константин Симонов

Гитлеровцы направили против советских воинов свои танки. Хохряков принял бой с превосходящими силами противника. Немецким «тиграм» удалось вывести из строя пять наших танков. На поле боя продолжали действовать две советские боевые машины, в том числе танк Хохрякова. Отступать было нельзя: еще не все наши части переправились через речку. Надо было прикрывать оставшихся. И Хохряков продолжал неравный бой. Хорошо используя местность – небольшие холмы, обступавшие шоссе, – он не давал немецким танкам приблизиться. Маневрируя своей машиной, он пушечным огнем сдерживал рвущегося к переправе врага. Это дезориентировало фашистов. Сколько же у русских танков? Где они?

Три часа длился поединок. Исключительное мужество и отвагу показал в этом бою Семен Хохряков. Когда не осталось ни одного снаряда и кончалось горючее, он решил увести свои танки на противоположный берег реки. Враги преследовали его нерешительно, осторожно. Это позволило ему поставить танки в овраг, снять с них пулеметы и залечь возле переправы в ожидании врагов. Когда те подошли совсем близко, танкисты открыли пулеметный огонь и заставили фашистов остановиться.

Вскоре враг снова перешел в наступление, стремясь выиграть бой до подхода основных советских подразделений. Хохряков тем временем получил пополнение – танки. Однако бой вести стало труднее, враг усилил натиск. Атаки гитлеровцев продолжались непрерывно, днем и ночью, то на флангах, то в центре. Положение становилось все серьезнее. В распоряжении Хохрякова осталось всего два танка и четыре самоходных орудия, когда противник бросил в наступление несколько десятков бронированных машин. И опять выручило мастерство танкиста, быстрая оценка обстановки, искусство ведения боя в особо сложных условиях. Он использовал складки местности – бугры, за которыми был почти недосягаем для вражеского огня. Быстрый маневр позволял ему появляться на неожиданных для противника участках и вести оттуда губительный огонь. Это был фантастический по ловкости бой. Хохряков подбил восемь танков, и враг не выдержал. Атака была сорвана.

i_103.jpg

Командир танкового батальона майор Семен Хохряков со своим экипажем на занятиях по тактике в районе Тернополя. Весна 1944 г.

Сам Хохряков вспоминает: «Атаки мы отбили. Мой танк вышел из строя, но все же передвигался. Меня ранило. Осколки попали в грудь, спину, обе руки. Кровь пошла из ран, и не знаю уже, как меня спасли».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1944 года за умелое командование батальоном в боях за город Проскуров и личный героизм С. В. Хохряков был удостоен звания Героя Советского Союза.

Известие о присвоении ему высшей военной награды Хохряков получил в госпитале. «Дорогой товарищ, – писали ему однополчане. – Командование и личный состав воинской части с большим удовлетворением и радостью встретили сообщение о награждении Вас высшей правительственной наградой – званием Героя Советского Союза… Сердечно поздравляем Вас и желаем скорого выздоровления и возвращения в родную часть». Это письмо глубоко взволновало и обрадовало раненого воина. Ему не терпелось вернуться на фронт…

На фронте Хохрякова ожидали новые боевые дела. Многих однополчан он не застал в живых. Снова начались бои.

Особенно блистательная военная операция была проведена комбатом Хохряковым под городом Ченстоховом в январе 1945 года, когда его батальон, пройдя с боями более 200 километров и освободив этот польский город от фашистов, открыл путь основным силам Красной Армии на территорию гитлеровской Германии.

i_104.jpg

Жители Ченстохова встречают освободителей

В сражениях за Ченстохов в полной мере проявилось еще одно замечательное качество характера Семена Васильевича – его гуманизм. Он прекрасно понимал, что до дня окончательной победы над фашистской Германией остаются считанные недели, что уже следует думать о мирной жизни. Освобождая от фашистов Ченстохов, советский воин думает о будущем польского города и его жителях. Выбить врага из укрепленных домов-крепостей – основная цель. Но Хохряков ставит перед воинами и другую задачу: уничтожить противника, а сам город – его материальные и культурные ценности – по возможности сохранить. Это был не приказ, а наказ. И воины с честью выполняли наказ своего боевого командира.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 апреля 1945 года за подвиги, совершенные при форсировании рек Нида, Пилица, Варта и в боях за город Ченстохов, С. В. Хохряков был награжден второй медалью «Золотая Звезда».

К концу второго дня Берлинской операции была прорвана третья полоса обороны противника на реке Шпрее. Передовые отряды армии Рыбалко, не дожидаясь наведения мостов, форсировали реку вброд. Поздним вечером батальон Хохрякова подошел к селу Гарн – предместью города Коттбуса. Здесь фашисты оказали яростное сопротивление. Семен Васильевич решил дождаться утра, чтобы атаковать противника. Батальон остановился на опушке леса: необходимо было дать короткий отдых танкистам, заправиться горючим, пополнить боеприпасы.

Еще не развеялся туман, как фашисты ринулись в контратаку. Их силы в несколько раз превосходили численность оставшихся боеспособными танков 2‑го батальона. Несмотря на это, Хохряков решил принять бой. По рации разнеслась его команда:

– Принимаю бой! Штабная и все другие колесные машины – назад!

Комбату Хохрякову не суждено было дойти до Берлина. Всего несколько дней оставалось до светлого праздника Победы. Но война есть война. За счастье людей, за свою родную землю отдали жизнь комбат Хохряков и его боевые друзья.

Тело Хохрякова отправили самолетом на Украину – в город Васильков, в освобождении которого он принимал участие. На могиле танкиста воздвигли мраморный обелиск. А в городской школе № 7 имени С. В. Хохрякова был открыт музей, посвященный его памяти.

Отъехав с километр, штабисты связались с командиром бригады Чугунковым, доложили о создавшемся положении.

– Держитесь! – был получен ответ. – Иду на помощь.

Между тем, развернув отряд в боевой порядок, комбат повел танки в атаку. Навстречу друг другу ринулись мощные лавины стальных машин. Восходящее солнце помогало хохряковцам: оно хорошо освещало контуры немецких «тигров» и «пантер» и слепило глаза врагам.

Танк комбата первым открыл огонь по противнику. Вот уже от его метких выстрелов запылал один из танков противника. Это послужило сигналом для всего батальона. Танки «Т‑34», ловко маневрируя, стремительно шли на сближение с бронированными машинами врага. Еще один «тигр» запылал от огня танка комбата.

Штабисты с тревогой наблюдали за боем. Горело уже несколько вражеских машин, но и батальон понес потери. Танк с номером 21 на башне – это был танк комбата – стремительно носился по полю. Радист штабной машины последний раз услышал голос Хохрякова:

– За мной, ребята! Мы их опрокинем!

И вдруг танк Хохрякова завертелся на месте: перебило гусеницу. Люк башни танка открылся, и Семен Васильевич быстрым рывком соскочил на землю, но тут же упал замертво, подкошенный пулей. Когда подошли главные силы бригады, от батальона почти ничего не осталось. Не было в живых и его командира. Он погиб 17 апреля 1945 года, не дожив до Победы 22 дня.

i_006.png

i_002.png

Фашистское руководство Германии мобилизовало все ресурсы страны, надеясь отстоять Берлин и избежать безоговорочной капитуляции. При этом главные силы немецкое командование по-прежнему направляло против Красной Армии. Берлин был превращен в хорошо укрепленную крепость. Вокруг города немцы создали три оборонительных кольца – внешнее, внутреннее и городское.

2 мая 1945 года советские войска вошли в Берлин. А за несколько дней до этого победного события Иван Кожедуб в небе над столицей Германии записал на своем счету 61‑й и 62‑й сбитый фашистский самолет.

i_105.jpg

Лавочкин Ла‑7 – советский одномоторный одноместный истребитель-моноплан

scroll