metrika
Великие Тайны Библии

Парадокс творения человека

Человек, внимательно читавший Библию, вряд ли не заметил, что в первой и второй главах книги Бытие, в которых рассказывается о сотворении человека, присутствует явное противоречие в изложении этого Божественного акта.

Так, из первой главы следует, что в шестой день Бог сотворил сначала всех земных животных, а затем человека, причем одновременно и мужчину, и женщину.

Однако во второй главе рассказ об этом же самом событии, к тому же огромнейшего значения, излагается совсем по-иному. Согласно автору текста, Бог сотворил первым мужчину, затем создал низших животных, а уже после них явил женщину из ребра мужчины.

Последовательность, в которой Бог создавал свои творения, в обеих главах существенно различается. В первой главе Бог сотворил сначала рыб, затем – птиц и зверей, и уже потом – мужчину и женщину. То есть процесс творения шел по восходящей линии.

Во второй главе Всевышний в своих созидательных трудах движется по нисходящей линии: сначала он создает мужчину, затем низших животных и уж потом – женщину. И в этом втором рассказе ни словом не упоминается о том, что мужчина и женщина созданы «по образу и подобию» Бога, а просто констатируется, что «создал Господь Бог человека из праха земного и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2: 7).

Естественно, у того же внимательного читателя, скорее всего, возникнет еще один очевидный для данной ситуации вопрос: каковы же причины этого повтора? Конечно же, ответы на него есть как у священнослужителей, так и у светских ученых. Правда, эти ответы разные.

Так, сторонники божественного творения человека уверены, что два разных по содержанию рассказа об одном и том же событии представлены в книге Бытие неслучайно: скорее всего, в этом вроде бы явном противоречии скрыт некий глубокий смысл.

Указывая в первой главе на то, что в шестой день творения человек был создан последним в сонме всех живых существ, автор текста подводит нас к пониманию общности человека и остальных обитателей Земли.

Во второй главе автор своим рассказом утверждает, что мир, Земля и все ее обитатели были созданы не просто ради обретения бытия, а для того, чтобы служить человеку. И именно в этой главе не только подробно изложен акт сотворения человека, который происходит, в отличие от других живых существ, в два этапа.

На первом этапе «…создал Господь Бог человека из праха земного», то есть из земли. Но при этом следует иметь в виду, что слово «земля» на древнееврейском языке звучит как «adamah». И оно, это слово, обозначает не просто землю, а землю обработанную, преобразованную, возделанную.

Важно также заметить, что в древнем еврейском языке имеются и другие слова, обозначающие «землю»: «sadeh» – «дикая, необработанная степная земля», или «eres» – «земная поверхность». Однако в тексте книги Бытие использовано именно слово «adamah». Связано это с тем, что этим выражением утверждается тот факт, что человеческое тело сотворено из предварительно подготовленной материальной основы.

Итак, первый этап создания человека завершен. Но на этом этапе была сотворена лишь его плоть. Человека же разумного Бог сотворил на втором этапе, когда «…вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2: 7).

i_005.jpg

Сотворение Адама. Рельеф А. Пизано. XIV в.

Об этом же говорят и известные богословы. Например, святой Феофан Затворник разъясняет: «Это тело что было? Глиняная тетерька или живое тело? Оно было живое тело. Было животное в образе человека с душею животною. Потом Бог вдунул в него Дух Свой, и из животного стал человек». Вторит ему и святой Серафим Саровский: «До того, как Бог вдунул в Адама душу, он был подобен животному». Святой Григорий Богослов писал: «Из сотворенного уже вещества взяв тело, а от Себя вложив жизнь».

Итак, человек стал Человеком лишь после того, когда Дух Божий наполнил его плотское тело, которое после этого стало, как говорит апостол Павел, «Храмом Святого Духа» (1 Кор. 6: 19). Этот момент и является истинным началом человеческого бытия.

«Лишь в тот момент, – пишет протоиерей Александр Мень, – когда в существе, обретшем форму человека, впервые вспыхнул свет сознания, когда он стал личностью, произошло соединение двух мировых сфер: природы и Духа».

Таким образом, экзегеты Библии парадокс, связанный с двумя разными рассказами о сотворении человека, объяснили.

Однако совсем по-другому трактуют разные рассказы о создании человека Богом светские ученые, в частности, историки Библии. Они считают, что столь явное противоречие между рассказами о сотворении человека в первой и второй главах книги Бытие объясняется тем, что эти истории позаимствованы из двух разных источников. Якобы автор первой и второй глав по какой-то причине внес в Библейскую историю происхождения человека рассказы из двух различных произведений: Элохиста и Яхвиста.

Для полноты понимания того, о каких источниках идет разговор, отметим, что в первых пяти книгах Библии рассказ ведется от Бога, именуемого то Элохим, то Яхве. По этой причине в Библии различается два отдельных, но последовательных и цельных повествования, авторы которых получили условные названия Элохист и Яхвист.

Так вот, исследователи Библии считают, что во второй главе рассказ о сотворении человека принадлежит Яхвисту, написавшему его в IX веке до н. э., а автором первой главы является Элохист, изложивший это же событие на несколько веков раньше. Правда, в настоящее время большинство ученых-библеистов и это разделение не поддерживают.

Конечно, очень сложно поверить в то, что человек, создававший Библию, мог совершить столь явную ошибку, причем в самом начале книги Бытие, содержание которой, как утверждают апологеты христианства и иудаизма, Бог продиктовал Моисею.

Таким образом, парадокс остается неразрешимым. Впрочем, как и некоторые другие. Например, заставляет глубоко задуматься также следующая цитата в книге Бытие: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему» (Быт. 1: 26).

Из этих слов можно понять, что перед сотворением человека Бог с кем-то советовался. Вопрос лишь в том, с кем мог держать совет Всевышний. Этот же вопрос ставил перед собой еще ветхозаветный пророк: «кто уразумел дух Господа, и был советником у Него и учил Его? С кем советуется Он?» (Ис. 40: 13–14).

По мнению А.П. Лопухина, наиболее правильный ответ дан в Евангелии от Иоанна, «где говорится о Слове, искони бывшем с Богом и в союзе с Ним создавшем все (Ин.1: 2–3). То есть евангелист в данном случае говорит о Логосе – предвечном Сыне Божием, Которого пророк Исайя называет «чудным Советником» (Ис. 9: 6).

«В другом месте Писания Он, под видом Премудрости, прямо изображается ближайшим участником Бога-Творца во всех местах Его творения, в том числе и в деле создания «сынов человеческих» (Притч. 8: 27–31). Еще больше поясняют эту мысль те толкователи, которые данный совет относят к таинству воплощенного Слова, благоволившего воспринять телесную природу человека в единстве со Своей божественной природой (Флп. 2: 6–7). По согласному мнению большинства святых Отцов, рассматриваемый здесь божественный совет происходил с участием и Святого Духа, т. е. между всеми лицами Пресвятой Троицы…» (А.П. Лопухин. Толковая Библия)

Но возможно и другое толкование этого отрывка. Во-первых, если принять во внимание, что Бог всемилостив, что «Бог есть Любовь» (1 Ин. 4: 16), а не ненависть, Добро, а не зло, Красота, а не безобразие, то как объяснить тот факт, что Творец мог создать человека, наполненного злом. Значит, тот, кто вместе с Богом участвовал в сотворении человека, был некой злой сущностью, по силе и власти почти равной Богу. А такой сущностью мог быть только Люцифер. Таким образом, можно предположить, что и Бог, и Люцифер, чтобы выяснить, кто из них сильнее, поместили в равных долях в человеческое сознание, соответственно, и Добро, и Зло. Вот с тех пор и борются в человеке эти две морали. И ни одна из них до сих пор не может одержать полную победу…

В Бытии содержится еще один вопрос, связанный с творением человека: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его…» (Быт. 1: 27) Именно в скрытом смысле этих двух стихов и заключается суть вопроса. Разрешить же эту новозаветную загадку экзегеты пока не смогли. Хотя имеется немало толкований этих загадочных фраз. Но несомненно одно: они указывают на особую связь человека с Богом. И это связующее звено, по мнению многих богословов, находится в душе человеческой, то есть образ Божий является ее существенной частью.

Так, архимандрит Сильвестр (Малеванский) по этому поводу пишет: «…Мы прежде и непосредственнее всего приходим к необходимости признать за душою, как существенную и неотъемлемую ее принадлежность, ту самую важную и многознаменательную особенность, которою, по словам Бытописателя, человек отличен и возвышен был перед всеми земными тварями, то есть образ Божий… А если так, то понятно, что мы не можем и не должны иначе понимать слова Бытописателя о намерении Божием создать человека по образу Своему и подобию, то есть по подобному Себе образу http: //www.bibliotekar.ru/dobroselskiy-3/18.htm – _ftn7 (Быт. 1: 26), а также о самом создании человека по образу Божиему (Быт. 1: 27), как только в преимущественном или даже в исключительном применении к душе человеческой, тем более что Бытописатель для такого понимания дает твердое основание… Некоторые из Отцов Церкви, как, например, Григорий Назианзен (Григорий Богослов) и Дамаскин, образом Божиим прямо называли душу человеческую, и, наоборот, душою – образ Божий, чем, конечно, ясно высказывали то убеждение, что образ Божий так внутренне и нераздельно слит с душою, что с нею составляет одно нераздельное единство, или, что то же, составляет самую душу человеческую».

О том же, но другими словами, говорит и епископ Макарий (в миру М.П. Булгаков): «…Можно сказать, что не в какой-либо одной части, или силе, или способности, но во всем человеке, более или менее, отражается образ Божий… Есть ли различие между образом и подобием Божиим в человеке, или нет? Наибольшая часть Отцов и учителей Церкви отвечали, что есть, и говорили, что образ Божий находится в самой природе нашей души, в ее разуме, в ее свободе; а подобие – в надлежащем развитии и усовершенствовании этих сил человеком, частнее – в совершенствовании его разума и свободной воли, или того и другого вместе, в добродетели и святости, в стяжании даров Святого Духа. Следовательно, образ Божий получаем мы от Бога вместе с бытием, а подобие должны приобретать сами, получивши к тому от Бога только возможность».

Таким образом, хранителем образа Божьего в человеке является его душа. Это значит, «что образ Божий заключается в способности души мыслить, чувствовать, исполнять принятые решения, а также в ее бессмертии… Подобие Божие в человеке представляет собой, по сути дела, праведность (святость) человека, обусловленную его лучшими чертами, в частности: стремлением к Богу, чистой совестью, добродетелью, бескорыстной любовью. Подобие дается человеку только в потенции (как возможность). Иначе говоря, человеку дается не готовое подобие Божие, а только возможность достичь его, то есть дается возможность перехода от богообразия к богоподобию (богоуподоблению)» (П.В. Добровольский. Общие аспекты психики, или Введение в православную психологию).

Согласно еще одной точке зрения, слова «образ Божий» к морали и неким нравственным идеалам никакого отношения не имеют, а касаются лишь господства человека над миром и всем, что в нем присутствует.

Вместе с тем, говоря о Божьем образе в человеке, следует помнить слова пророка Исайи: «Итак, кому уподобите вы Бога? И какое подобие найдете Ему?» (Ис. 40: 18); «Кому же вы уподобите Меня и с кем сравните? говорит Святый» (Ис. 40: 25); «Кому уподобите Меня, и с кем сравните, и с кем сличите, чтобы мы были сходны?» (Ис. 46: 5). То есть пророк определенно говорит, что Богу нет подобия в сотворенном мире.

scroll