metrika
Люди в Истории России

Дмитрий Карбышев (1880–1945)

Генерал-лейтенант инженерных войск, принявший мученическую кончину в немецком концлагере 18 февраля 1945 года

i_096.jpg

Дмитрий Михайлович Карбышев родился 14 (26) октября 1880 года в городе Омске в семье военного чиновника. Пойдя по стопам отца, в 1898 году окончил Сибирский кадетский корпус, а двумя годами позже Николаевское военно-инженерное училище. В чине подпоручика был назначен ротным командиром в Восточно-Сибирский саперный батальон, дислоцировавшийся в Маньчжурии.

В 1904–1905 годах Карбышев принимал участие в русско-японской войне. В составе батальона он занимался укреплением позиций, установлением средств связи, наведением мостов. Принимал участие в сражении под Мукденом. Войну закончил в чине поручика.

В 1906 году Карбышев был уволен из армии в запас. Ему было предъявлено обвинение в агитации среди солдат, и дело разбирал офицерский «суд чести». Однако спустя год сказалась нехватка опытных офицеров, и он снова стал командиром роты саперного батальона, принимавшего участие в перестройке крепостных сооружений Владивостока.

В 1911 году Дмитрий Михайлович с отличием окончил Николаевскую военно-инженерную академию. По распределению капитан Карбышев должен был стать командиром минной роты Севастопольской крепости, но вместо этого был направлен в Брест-Литовск. Там он принимал участие в строительстве фортов Брестской крепости.

Во время Первой мировой войны участвовал в сражениях в составе 8‑й армии генерала Брусилова. Возводил укрепления русских войск у Дубно, Луцка, на линии реки Стодол. В качестве дивизионного инженера участвовал в боях при обороне Бескидских перевалов Карпатских гор.

В начале 1915 года во время штурма крепости Перемышль Карбышв получил ранение в ногу. За храбрость и отвагу был награжден орденом Святой Анны 2‑й степени и произведен в подполковники. В 1916 году принимал участие в знаменитом Брусиловском прорыве.

Военнопленные фашистских концлагерей передавали друг другу как приказ слова старшего среди них и по возрасту, и по воинскому званию генерала Карбышева: «Плен – страшная штука, но ведь это тоже война, и, пока война идет на Родине, мы должны бороться здесь. Поступайте так, как нужно в интересах Родины, и говорите всем, что это я вам приказал».

В декабре 1917 года Карбышев вступил в Красную гвардию. Он занимался укреплением позиций красноармейцев в Поволжье, на Урале, в Сибири, на Украине. В должности начальника 6‑го военно-полевого строительства руководил оборонительными работами вокруг Самары, где, осуществил на практике идею создания полевого укрепленного района, надежно прикрывающего тылы и являющегося плацдармом для развития наступления. В 1920 году стал начальником инженеров 5‑й армии Восточного фронта, а осенью 1920 года был назначен помощником начальника инженеров Южного фронта.

После окончания Гражданской войны Дмитрий Михайлович стал преподавать в Военной академии Генерального штаба, в 1934 году возглавил кафедру военно-инженерного дела. С 1936 года был помощником начальника кафедры тактики высших соединений.

Им были написаны книги «Боевое применение заграждений в маневренных условиях», «Противотанковые преграды и способы их преодоления», «Разрушения и заграждения», «Минирование дорог».

В 1939–1940 годах генерал участвовал в советско-финляндской войне, готовил рекомендации войскам по инженерному обеспечению прорыва линии Маннергейма. В 1941 году защитил диссертацию доктора военных наук.

За несколько дней до начала Великой Отечественной войны генерал-лейтенант Карбышев прибыл в штаб 3‑й армии в город Гродно (Белоруссия) и сразу же выехал в войска. Он побывал в районе Августовских лесов, осмотрел оборонительные сооружения вокруг Гродно и Каунаса, много часов провел на берегах Немана, где рыли траншеи и строили противотанковые рвы. И на каждом месте, где побывал, Дмитрий Михайлович давал советы и указания, разрешал сомнения командиров, вносил предложения. Особенно много внимания им было уделено укреплению стыка между 3‑й и 11‑й армиями.

Утром 22 июня 1941 года, уже через десять минут после объявления тревоги, генерал вышел из гостиницы и направился в штаб армии, где включился в командную работу. Днем начальник инженерных войск Западного особого округа генерал П. М. Васильев предложил Карбышеву вернуться в штаб округа в Минск, чтобы оттуда вылететь в Москву. Карбышев ответил:

– Я солдат, а солдату в такое время уезжать нельзя. Я не могу бросить фронт.

Военная обстановка обострялась, нависла угроза окружения. Карбышев 24 июня выехал в соседнюю 10‑ю армию, командование которой обратилось к нему за помощью в оборудовании нового оборонительного района. Без сна и отдыха Дмитрий Михайлович руководил инженерными работами. Переезжая с места на место, он каждый день попадал под бомбежки и артиллерийские обстрелы. Сопровождавшие его офицеры просили его быть осторожнее.

– Напуган – побит, – отвечал Карбышев словами Суворова.

Карбышев был первым советским ученым, которому принадлежит наиболее полное исследование и разработка вопросов применения разрушений и заграждений. Значителен его вклад в научную разработку вопросов форсирования рек и других водных преград. Он опубликовал более 100 научных трудов по военно-инженерному искусству и военной истории.

Однако вскоре штаб армии оказался в окружении. Было принято решение разбиться на мелкие группы и попытаться пробиться через фронт к своим.

В августе 1941 года при попытке выйти из окружения Карбышев был тяжело контужен в бою у реки Днепра (Могилевская область) и в бессознательном состоянии захвачен в плен.

О судьбе Карбышева несколько лет в Москве ничего не знали, в его личном деле в 1941 году была сделана официальная отметка: «Пропал без вести». А после окончания войны данные о самых трагических и тяжелых годах в жизни генерала собирали буквально по крупицам.

Он побывал во многих немецких лагерях смерти – Бреслау, Замостье, Хаммельбург, Флоссенбюрге. Как знатоку военного дела, ему несколько раз предлагали пойти служить в войсках Германии, но он отказывался; требовали рассказать о военных укреплениях русских городов, но он отказывался; предлагали инженерную работу, но он отказывался.

Карбышева привезли в Берлин, где высокопоставленные чины гитлеровской ставки вновь предлагали ему сотрудничество. Обещали прекрасные условия жизни, даже предоставление в его распоряжение специальной лаборатории. Дмитрий Михайлович ответил решительным отказом. Ему стали угрожать пытками, казнью, но вновь услышали отказ сотрудничать с врагами его Родины.

В феврале 1945 года Карбышева перевезли в последний для него лагерь смерти – Маутхаузен…

Из тысячи прибывших пленных гитлеровцы отобрали 400 человек, людей разных национальностей. В эту группу попал и Карбышев. Все они были раздеты и оставлены на весь день на морозе. Чем ближе к вечеру, тем больше людей опускалось на землю, и уже не могли подняться. Их тут же отправляли в топку лагерного крематория. Тех же, кто еще держался на ногах, и среди них был Карбышев, погнали под холодный душ, а потом опять вывели на мороз. Люди, леденея, падали один за другим. Это была публичная казнь, за которой из окон своих бараков с ужасом наблюдали остававшиеся в живых узники. Карбышев еще держался. Корка льда покрыла тело генерала, он превратился в ледяную статую, но стоял на ногах. Гитлеровцы с ощущением страха и жути подхватили ледяную статую и понесли в печь, в огонь. Мученическую кончину Дмитрий Михайлович принял 18 февраля 1945 года. Но в мае 1948 года он вновь поднялся на ноги на месте гибели – теперь уже в мраморе.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 августа 1946 года генерал-лейтенанту Д. М. Карбышеву за исключительную стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками в Великой Отечественной войне, было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

i_097.jpg

i_006.png

i_002.png

Самоотверженно, под огнем противника, отважные девушки-санинструкторы оказывали первую медицинскую помощь раненым и выносили их с поля боя. Заботливым уходом и большим вниманием окружали они в полевых госпиталях и госпиталях тыла тяжелораненых. На фронте и в тылу санитарки, сестры милосердия, санитарные дружинницы, активистки Красного Креста являлись донорами, отдавая свою кровь раненым. Борьба за жизнь раненого начиналась сразу после ранения, непосредственно на поле боя. Как им это удавалось – всегда появляться возле раненого бойца, когда ему нужна была срочная помощь, под огнем противника перевязать его, на своих хрупких плечах перетащить в укрытие?.. Потом раненых отправляли в тыл для дальнейшего лечении, а сестры милосердия продолжали под огнем спасать жизнь других солдат, каждую секунду рискуя своей. Матрена Нечепорчукова оставалась на передовой с 1943 года до Дня Победы.

i_098.jpg

Медсестра. Художник А. Н. Худяков

scroll