metrika
Люди в Истории России

Дмитрий Донской (1350–1389)

Дмитрий Иванович, по прозвищу Донской, – великий князь и воин – в битве на Куликовом поле разбил непобедимые татарские полчища, сделав первый решительный шаг к освобождению Руси от монголо-татарского ига.

Дмитрий Иванович Донской родился 12 октября 1350 г. Когда князю Дмитрию шел всего десятый год, умер его отец, великий князь Иван Иванович, прозванный за красоту Красным, т. е. красивым. Опекунами малолетнего князя остались его мать, великая княгиня Александра, старшие бояре и митрополит Алексей.

В это время Москва уже была многолюдным и большим городом, московские князья считались самыми могущественными среди русских князей, но были и другие князья, которые стремились занять первое место на Руси. Пока правил взрослый Иван Иванович, князья считались с его властью, но только сел на московский княжеский престол мальчик, они тотчас вышли из повиновения и стали добиваться раздела великого княжения. В то время только великий князь имел право собирать дань – «выход» – для татарского хана.

На великом княжении русских князей утверждал (ставил) татарский хан, живший в своей ставке на Волге.

Туда, в Золотую Орду, на поклон к хану и повезли юного Дмитрия.

В то время сами ханы не подолгу владели своим троном. Еще до приезда Дмитрия в Орду был посажен новый хан, но только пять месяцев оставался он повелителем татар, потом был убит вместе с двумя сыновьями. Убийца завладел престолом, но тоже ненадолго; он погиб от руки другого татарского вельможи, который в свою очередь сделался ханом.

Мамай тайно собирал большое войско. Не только черкесы и осетины, но даже наемные воины из Италии были взяты для участия в походе на Москву.

В Орде Дмитрий и был признан великим князем. На обратном пути он услыхал, что в Орде начались новые смуты и хан Кидыр, пожаловавший его великим княжением, уже убит своим сыном, который сам просидел на царстве всего 4 дня, после чего был умерщвлен. В Орде сразу появилось несколько ханов, воевавших между собой. Наконец, победивший хан прислал в Москву своих послов и признал Дмитрия Ивановича великим князем. Мальчику к этому времени уже исполнилось 12 лет.

i_010.jpg

Дмитрий Донской. Икона

Русские земли уже стали объединяться и сплачиваться вокруг Москвы. Мамай стал тайно сноситься с рязанским князем Олегом Ивановичем и литовским князем Ягайло. Олег обещал Мамаю не помогать московскому князю. Сам же собирал войско, чтобы быть наготове. Литовский князь заключил с Мамаем союз и обещал прийти ему на помощь с войском. Татарское воинство направилось к Дону, по которому можно было подняться до Рязанского княжества. Недалеко от впадения реки Воронежа в Дон татары остановились лагерем, ожидая приближения литовского войска.

В Москве усиленно готовились к встрече татар и собирали воинов.

Дмитрий отправился за утешением и одобрением к преподобному Сергию Радонежскому. «Отче, – сказал ему великий князь, – ты уже знаешь, какое великое горе сокрушает меня: ордынский рыцарь Мамай двинул свою Орду безбожных татар; и вот они идут на мою отчину, на русскую землю – разорять святые церкви и губить христиан; помолись, отче, чтоб Бог избавил нас от беды».

i_011.jpg

Утро на Куликовом поле. Фрагмент. Худ. В. Бубнов

Сергий предложил князю отслужить литургию, а после нее попросил его с дружиной «вкусить хлеба» вместе с монастырской братией. За трапезой преподобный предсказал князю, что сам он убит не будет. По окончании трапезы Сергий окропил великого князя и его спутников святой водой и, осеняя Дмитрия крестом, пророчески сказал; «Иди, господине, безбоязненно на врагов; Господь поможет тебе, и ты победишь супостата».

Татары ранили Дмитрия в Куликовской битве, и он пеший едва спасся от преследователей в соседней дубраве.

Затем он возложил на монахов Пересвета и Ослябю схимы с нашитыми на них крестами и сказал им: «Вот вам оружие нетленное. Носите его вместо шлемов и постраждите, братие, как доблестные воины Христовы».

Русское войско перешло Дон и разрушило за собой мосты. Оно остановилось на широком Куликовом поле. С юга уже подступила несметная рать Мамая.

Наступило утро 8 сентября 1380 г. Дмитрий отправил в дубраву отборных своих воинов во главе с князем Владимиром Андреевичем и Дмитрием Волынцем. Здесь они должны были сидеть в засаде. Воины в доспехах выстроились для боя на возвышенности.

Дмитрий решил обмануть неприятеля. Он слез со своего коня, одел в блестящие дорогие латы своего любимого боярина Бренка, посадил его на своего коня и велел возить за ним великокняжеское знамя.

В самом начале боя из татарских рядов выехал вперед всадник – богатырь Челубей. Из русских рядов выехал тоже всадник. Это был монах Пересвет. Вскачь на конях помчались противники друг против друга. Раздался треск ломающихся копий, богатыри и даже их кони упали на землю мертвыми от страшного удара.

Оба войска бросились в сражение, и началась великая битва.

Похоронив убитых, русское войско тронулось в обратный путь. В конце сентября русские с победой вернулись в Москву.

Татары явно начали одолевать. Уже убили боярина Бренка и подрубили черное великокняжеское знамя, бесчисленное множество русских трупов устилало Куликово поле. Было далеко за полдень, уже лежал на поле погибший от стрел и сабель врага передовой полк, уже все больше и больше подавалось назад на север левое крыло русских. И тогда засадный полк внезапно и стремительно вылетел из опушки леса, напал с бока и с тыла на уверенных в победе татар. Расчет Дмитрия Ивановича на успех засады оказался правильным, татары не выдержали нового удара и обратились в паническое бегство.

Преподобный Сергий, укрепив Дмитрия своим благословением на борьбу с Мамаем, не оставил его своею молитвой и в самый час битвы. Все время, пока шел бой, он стоял с братией на молитве, причем передавал ей ход битвы, как будто бы она происходила перед его глазами, и наконец поведал о победе. Но Золотая Орда оставалась еще сильной и вскоре показала свою мощь. Новый хан, Тохтамыш, собрав большое войско, подходил к Москве. В понедельник 23 августа 1382 г. татары появились под Москвой. Они расположились лагерем на поле, на расстоянии трех полетов стрелы. Татарский лагерь был виден словно на ладони, потому что горожане заранее выжгли все деревянные постройки вокруг стен, чтобы нельзя было подойти к городу незаметно. Отдельные татары близко подъезжали и спрашивали о великом князе: «В городе ли князь Дмитрий?» «Нет, не в городе», – кричали им горожане с городских стен.

24 000 трупов лежало в разоренной Тохтамышем Москве, не считая похороненных родственниками. А сколько еще русских было уведено в плен!

На четвертый день, в обеденное время, к городским стенам подъехали татарские послы. Послы стали говорить при всем народе: «Царь хочет вас пожаловать, ведь вы ни в чем не повинны, не на вас пришел он с войною, а на великого князя Дмитрия Ивановича, вы же достойны царской милости. Ничего иного от вас не требует царь, как только того, чтобы вы вышли к нему навстречу с почестями и дарами, он хочет только посмотреть город и войти в него, а вы ему отворите городские ворота». Горожане поверили и решили выйти навстречу Тохтамышу.

Каждый год, в Дмитриевскую родительскую субботу совершается панихида по убитым в Куликовской битве, известная под именем «вселенской».

Татары ворвались в город через открытые ворота. Горькой печалью проникнуты слова современника, описавшего разорение Москвы от Тохтамыша: «И были тогда в городе плач и рыдание, и великий вопль, и слезы и крик неутешный, и стенание многое, и печаль горькая, и скорбь неутешимая, беда нестерпимая, горесть смертельная, страх и ужас и позор. Взяли татары город Москву 25 августа, в четверг, в послеобеденное время, и город зажгли, богатства и имущество разграбили, а людей убили. С одной стороны грозил огонь, с другой – меч; одни бежали от огня и погибали от меча, другие от меча бежали, а сгорели от огня, третьи утонули в реке при бегстве, четвертые были уведены в плен. Был до этого город Москва прекрасен и велик, много людей в нем жило, славен он был своим богатством, превзошел все русские города великою славою, а за один час все изменилось. Когда был взят и сожжен, ничего нельзя было увидеть иного, кроме дыма и земли, да многих трупов, кругом было пусто и не было видно даже людей, ходивших по пожарищу». Несчастье произошло неожиданно и точно оглушило русских людей. Татары не удовлетворились разгромом Москвы, а рассыпались вокруг нее мелкими отрядами. Только храбрый князь Владимир Андреевич напал на татар и разбил их большой отряд. Весть об этом поражении дошла до хана Тохтамыша, и он двинулся обратно в Орду. После этого Дмитрий Иванович вернулся в Москву и стал приводить ее в порядок.

Московское княжество ослабело, и тотчас соседние князья стали отнимать у Дмитрия право на великое княжение. Суздальский, тверской и рязанский князья заискивали перед Тохтамышем. Татары снова стали посылать своих послов на Русь, и они грабили и разоряли народ. Однако сами русские князья начали видеть, какую опасность представляют их взаимные ссоры. Дмитрий помирился сначала с рязанским князем Олегом Ивановичем, а потом и с другими князьями. Начался 31-й год княжения Димитрия Ивановича, когда он внезапно разболелся. Болезнь развивалась быстро, и скоро стало ясно, что смерть стоит у постели великого князя. Перед смертью он позвал жену и детей. Старшему из сыновей, Василию, было уже 16 лет. Рядом с ним стояли младшие дети, а только что родившийся Константин лежал на руках у мамки.

Дмитрий завещал своим детям жить в мире и дружбе и скончался 19 мая 1389 г., на сороковом году от роду. На следующий день тело великого князя было погребено в одном из кремлевских соборов. Русские прозвали Дмитрия Ивановича, за победу на Куликовом поле, за Доном, Донским. С этим славным именем он остался в истории как первый князь, нанесший тяжкий удар татарскому игу.

i_012.jpg

Дмитрий Донской ранен на Куликовом поле. Худ. В. Сазонов 

 

scroll